"Труд избавляет нас от трех великих зол: скуки, порока, нужды"

Вольтер

Сергей Лагутов - резчик от Бога

Сегодня у нас в гостях Сергей Лагутов - замечательный мастер, резчик по дереву от Бога. Не буду писать много громких и высоких слов в адрес Сергея, хотя несомненно, он их заслуживает. За мастера прежде всего говорят его работы, достаточно лишь озвучить небольшую их часть и вы поймете, что прочие слова на их фоне будут явно неуместны... Из широко известных работ Сергея Лагутова:   

  • патриарший трон для Храма Христа Спасителя
  • герб России для Госдумы (в нескольких разных экземплярах) 
  • гербы городов: Екатеринбурга, Ногинска, Покрова
  • распятие "Голгофа"для п. Ямбург, п. Вольгинский
  • ковчеги для св.мощей Марфо-Мариинской обители, храмов г. Ялты, г. Куровское
  • элементы иконостасов храмов г. Орехово-Зуево, Киржач, Покров, Павловской слободы, Буньково.

Сергей Лагутов. Резчик по дереву

М: Приветствую Вас, Сергей!

Сергей Лагутов (далее - С.Л.): Добрый день, Михаил.

М: Давайте начнем с самого начала :)

Из Ваших ранних интервью знаю, что началось Ваше увлечение резьбой в школьные годы в кружке «Умелые руки», затем Вы успешно закончили Богородское художественное профессионально-техническое училище. Но почему именно резьба? Расскажите о том как все началось. Как Вы попали в кружок? Как заинтересовались?

С.Л.: С детства я любил рисовать, лепить и вообще что-то «творить» своими руками. Особых возможностей, таких как художественная школа или дом творчества у нас в поселке в Пензенской области не было, но мне повезло с учителем труда в школе. Алексей Наумович его звали, фамилию, к сожалению, я забыл. Вот его уроки из всех предметов для меня всегда были радостью. На уроках и занятиях в кружке он прививал нам первые навыки по работе с деревом, металлом, знакомил с клеевыми составами и лакокрасочными покрытиями, учил затачивать инструмент.

Сергей Лагутов с семьей

М: О работах поговорим чуть позже, но раз уж начали с начала – помните ли Вы свою первую работу? 

С.Л.: Вот тогда-то, с помощью учителя, я наточил свой перочинный нож и дома вырезал из осины свою первую «творческую» работу – шахматную фигуру коня. Еще пытался тем же ножом, да еще из красного дерева, вырезать ложку, но ничего, естественно, не вышло.

А в Богородское я поступил, можно сказать, по счастливой случайности. В школе я учился неплохо и уже собирался после 8-го класса продолжать учиться, как на каникулах мне в руки попала газета «Комсомольская правда» с объявлением о наборе в Богородскую профтехшколу художественной резьбы по дереву (так тогда называлось училище). А до этого я видел репортаж о Богородской фабрике по телевизору, поэтому знал, чем там занимаются. Решил попробовать поступить.

Поехал один за 1000 километров в Московскую область, сдал экзамен и начал учиться этому красивому, увлекательному и бесконечно разнообразному ремеслу. Здесь мне опять повезло: я попал в группу к сильному потомственному мастеру Балаеву Ивану Федоровичу, сейчас уже, к сожалению, скончавшегося, растратившего свое сердце на таких, как я тогда, мальчишек и девчонок. Не все гладко шло у меня с обучением, но, благодаря моему терпению, трудолюбию и веры в меня моего Учителя, к окончанию учебы я стал одним из лучших его учеников.

Сергей Лагутов с семьей

С.Л.: Так же мне вначале очень нравилось искусство мастеров художественного стекла, но теплота дерева как-то ближе по душе.

О резьбе

Богородица с Покровом.М: Вы владеете многими техниками резьбы и работали в разных направлениях от привычной для Вас Богородской игрушки и скульптуры, до сложных «барокко» и «славянской вязи». Как Вы осваивали новые направления? Приходилось постигать во время работы над заказами или не давало покоя собственное желание расширять свои возможности?

С.Л.: Работать в новых техниках мне всегда интересно. Это позволяет «не застаиваться», а расширять и совершенствовать свои способности и, следовательно, увеличивать возможности получения новых заказов. Во время моей учебы в Богородском, направление было одно: объемная декоративная скульптура и игрушка. Работая рядом с «абрамцевскими» резчиками, я перенял у них технику плоскорельефной «кудринки» и «геометрички». Взявшись за садово-парковую скульптуру, пришлось постигать ее особенности. «Барокко», «ампир», «вязь» изучал по старым образцам, работая с антикварной мебелью или церковными интерьерами. «Корнепластикой», «токаркой», «старением дерева» пришлось заниматься, оформляя интерьеры кафе, ресторанов и баз отдыха. Работа «в новой плоскости» заставляет узнавать что-то новое, придает свежие силы, а, если справился, появляется и самоуважение.

М: Когда Вы решаете что изделие готово? У многих часто возникают сомнения – а все ли уже сделано? А можно ли сделать лучше? Может добавить еще вот тут пару элементов? Мучаетесь подобными вопросами?

С.Л.: Да, конечно, всегда хочется сделать, как можно, лучше. Но можно и испортить изделие, «перегрузив» его. Это решается на стадии проекта, эскиза. А дальше все зависит от чувства меры, понятий о красоте и эстетичности самого мастера.

О дереве

М: У Вас есть богатый опыт работы с твердыми породами древесины: дуб, ясень, бук, каштан, яблоня, груша. Какие рекомендации можете дать начинающим резчикам? Когда следует пробовать работать с твердыми породами и с чего именно начинать? Возможно, есть некая градация древесины по сложности? Хотелось бы услышать Ваши рекомендации.

С.Л.: Начинать с твердых пород, я бы не советовал. Можно навсегда «отбить руки». Особенно, если еще сильно порезаться тупым, неумело заточенным инструментом. Первое дело в работе с любым деревом, это правильная и тщательная заточка стамесок, ножей, топоров и т.д. Для твердого дерева фаска инструмента делается немного короче, чем для мягкого. 

Начинать учебу в резьбе лучше всего с таких пород как липа, ольха, осина, тополь, ива. В старые времена в Богородском резали из осины. Только, сильно высушенную, ее предварительно пропаривали. Сейчас там режут, в основном, из липы. Она лучше всех из мягких пород.

На твердых породах сильно устают руки, особенно если изделие крупное. Поэтому работу с ними нужно максимально механизировать – цепные и циркульные пилы, фрезы, сверлильные и токарные станки, все это облегчает процесс.

Дальше – придание формы с помощью стамесок под киянку и уже после – чистовая отделка, используя силу рук. Кроме твердых пород, свои сложности есть и в обработке свилеватой (капы, сувели) и смолистой древесины. От этих качеств зависит категория сложности, а, следовательно, и цена изделия.

М: В Вашем багаже есть опыт работы с экзотическими породами: пальмой, венге, махагони, гевеей, кипарисом. Готовитесь к работе с таким материалом как-то особо или нет большой разницы, с чем работать – хоть с традиционными породами, хоть с экзотами?

С.Л.: Пальму лучше стараться обрабатывать шлифованием – инструмент жалко. Кипарис режется нормально, но очень хрупкий в миниатюрной резьбе. Зато, какой запах! Отличие, как я уже говорил, в заточке инструмента.

Об инструменте

М: Какой инструмент в Вашем арсенале: преимущественно самодельный или инструмент известных брендов?

С.Л.: Так как у меня работы бывают разные – от 1-го сантиметра до 2 метров и больше, то и инструмент есть для них разный: от стамесок, сделанных из швейных игл, до кованых «лопат», шириной 15 см. То, что могу, я изготавливаю сам из полотен, называемых, по-моему, «рапид». Из «фирменных» у меня только пара старых немецких стамесок и одна шведская. Часто кованый инструмент, сделанный кузнецами вручную, ни в чем не уступает « фирме».

М: Согласен. Профессионалы чаще любят изготовленный специально для них... Есть ли у Вас любимый инструмент, которым любите работать больше всего?

С.Л.: Вот как раз, самодельные полуплоские легкие стамески я предпочитаю больше других, работая по мягкой древесине. Но в процессе резьбы требуются всякие.

М: Да, разнообразие никогда не мешает. А есть ли в Вашем арсенале какой-то необычный или нетрадиционный инструмент, диковыгнутая обратная клюкарза, например? :)

С.Л.: Да, есть и пара обратных клюкарз, и угловая клюкарза, и обычные, и подборники всякие, и ложкорезы. Для свободы действий в резьбе нужны всякие.

Инструмент Сергея Лагутова

М: Как часто Вы приобретаете инструмент?

С.Л.: Сейчас уже не часто, в основном – расходные материалы для электроинструмента или то, что выходит из строя.

М: Ну ясно, многолетний опыт работы, вполне логично что много разного инструмента скопилось. А где чаще всего приходится покупать инструмент?

С.Л.: Чаще в местных магазинах. Я люблю рассматривать в них инструмент. Иногда попадаются нужные вещи, о которых и не знал.

М: Заказывали ли когда-нибудь инструмент кузнецам или частникам? По Вашим эскизам и размерам или просто обрисовывали в общих словах, что именно должно получиться на выходе?

С.Л.: Конечно, заказывал по своим чертежам в разных ракурсах. Кузнец может не так понять, если просто на словах обрисовать.

Инструмент Сергея Лагутова

О заказчиках и ценах

М: Теперь интимный вопрос если позволите… О ценах. Формирование цены в резьбе весьма условно, нет четких критериев, хотя многие пытаются усреднить, привести к общему знаменателю, например. Допустим, квадратный дециметр глухой рельефной резьбы стоит столько-то, а геометрии – столько-то. Как Вы подходите к данному вопросу?

С.Л.: Да, определиться с ценой не очень-то просто… Часто приходят заказы, на которые вообще никогда не было расценок, а мне надо делать впервые. Например: пряничные формы, или модели для отливки мыла, свечей, или доски для набойки тканей (и такое приходилось делать для владимирского музея). Тут стараешься определиться по времени после того, как частично уже попробовал сделать. Решив, сколько стоит мой рабочий час (по-честному, без перекуров, так как я не курю), засекаешь, сколько времени ушло на одну работу или на часть работы, если большая. А, если заказчик настаивает на предварительном объявлении цены, тут приходится прикидывать «на глаз», опять же по затрате на это, теоретически, времени. Обычно, ошибаюсь не в свою пользу.

М: Да, истинные мастера очень часто именно в эту сторону и ошибаются - в ущерб себе. Цену за работу обычно назначаете Вы или заказчик? 

С.Л.: Да, чаще всего я назначаю.

Скульптура МуфлонМ: Как обычно складываются отношения с заказчиками? Есть ли трудности, сложности?

С.Л.: Конечно, сложности бывают. Иногда и переделывать приходится. Претензии не по качеству резьбы, а, например, несоответствие стиля предыдущей чужой резьбе. Особенно, если приходится делать по фотографиям.

М: Как считаете, на сегодняшний день готовы ли заказчики достойно оплачивать труд профессионального резчика?

С.Л.: Заказчик – заказчику – рознь. Это удача, если попадается состоятельный и не очень привередливый. Но бывает это не так часто, как хотелось бы.

М: Да, пожалуй так вообще в любой отрасли. Откуда чаще всего поступают к Вам заказы? Сарафанное радио работает или есть другие источники? Из интернета, например, приходят клиенты?

С.Л.: И так, и так, по-разному. По «сарафанному радио» меня чаще находят. Но, иногда и интернет. Вот и благодаря сайту «Резное.ру» уже было несколько заказов. Спасибо большое администраторам за это. Сайт очень полезный и в плане общения мастеров, обмена полезными идеями. Не обязательно копировать. Состоявшемуся профессионалу как-то даже зазорно это делать, но подметить то, что вышло удачно, здорово и где-то по-своему применить, это повышает общий уровень мастерства, а, если глобально, то и культурный уровень народа.

М: Спасибо на добром слове. Стараемся популяризировать искусство резьбы, доносить до широкой общественности эту удивительную способность талантливых мастеов - воплощать в куске дерева или кости любой смелый замысел.

Замечаете ли Вы какие-то тенденции среди желаний заказчиков? Допустим, лет 5 назад все увлекались садовой скульптурой, а потом - бац и всем вдруг стала интересна славянская вязь, или, к примеру, все поголовно повернулись в сторону геометрической резьбы. Наблюдалось ли нечто подобное в Вашей практике?

С.Л.: По направлениям стилей резьбы я таких тенденций особо не отметил бы. По моим ощущениям - снижается общий эстетический уровень заказов. Декоративную скульптуру, тарелки или панно для украшения интерьера сейчас почти не заказывают. Последняя серия заказов на скульптуру была больше 10 лет назад от немцев – руководства нашей шоколадной фабрики «Schtolwerk», пока она не стала американской «Kraft» и немцы не уехали.

Сейчас заказывают резьбу более практического назначения: угловые полки под иконы, опорные столбы и элементы для лестниц, формы для производства пряников, мыла, свечей, резьбу для церкви. Когда-то давно, еще, когда я учился, была мода на всевозможные маски. Был такой «кич». Хорошо, что он прошел. Плохо то, что сейчас урбанистические настроения стиля «хай-тек» все более и более наступают на теплый уют резного дерева, вытесняя и сам этот прекрасный материал из окружающего мира человека. Таково мое мнение.

Ну в каждом стиле есть нечто манящее, тот же хай-тек интересен по своему. Но Вы правы, теплоту и уют дерева ему не заменить. Расскажите, пожалуйста, о Вашей самой выгодной или о самой необычной сделке.

С.Л.: Насчет выгодности, мне кажется, работая только своими руками, делая нелегкую, и в физическом и в художественном плане, работу, особо больших денег заработать трудно.

Пожалуй, о более заметной, «неординарной» работе можно рассказать. Работая в местной художественной мастерской «Злата», мне посчастливилось потрудиться над Патриаршим троном для «горнего места» нижней церкви Храма Христа Спасителя в Москве. Разработка эскизов и выполнение основной резной части трона выпало на мою долю. Но, так как нас сильно ограничили по срокам, пришлось привлечь к работе еще несколько знакомых резчиков. Было еще два столяра, «левкасчики», позолотчики. Работа шла, не считаясь со временем. Ночевали и питались там же, в мастерской. Но к дате успели. Приближался какой-то церковный праздник. И изделие получилось – на славу! Торжественное, величественное, сияющее! Работа заслужила похвалы и одобрение высших чинов Московской Патриархии. Имен мастеров, правда, никто не знает, но это уже – мелочи.

М: Да, обидно что мастеров-то никто и не знает. Это одна из основных задач нашего сайта - показат ьвсему миру тех скромных талантливых творцов, способных творить великие шедевры!

 

О работах

М: С оформлением интерьеров, баров и ресторанов все ясно – обращаются хозяева заведений, обсуждается проект и все в таком духе. Мебель, лестницы, панно, садовая скульптура – туда же. Типичный, можно сказать, заказ. Но вот церковная резьба… Как Вы пришли к ней? Какой был первый заказ от представителей церкви?

С.Л.: Самые первые серьезные церковные заказы мне пришлось делать, работая в кооперативе г. Хотьково, для церкви под Дмитровом. Изготовили два больших настенных киота. Более плотно поработал с церковной резьбой в Покровской мастерской «Злата». Сейчас этой мастерской уже нет, но заказы от церкви время от времени ко мне приходят.

распятиеМ: Давайте чуток вернемся к разговору о заказчиках. Как складываются отношения с представителями церкви, когда они выступают в качестве заказчиков? Все ли проходит гладко? Приоткройте завесу тайны такого общения… Очень интересно.

С.Л.: Священники – такие же люди как все и в качестве заказчиков они такие же разные. Только, наверное, специфика их службы на них сказывается. Они привыкают к пожертвованиям и я, как православный христианин, иногда тоже жертвую какие-то свои работы, или делаю за символическую плату, но мастеровые люди - не олигархи, семьи ведь надо кормить, «святым духом» питаться они еще не научились… Вот сейчас, к примеру, «зависли» четыре золоченые накладки на иконостас. К качеству претензий нет, просто не понравилась цена. До того принимал понемногу, а тут, видно, нашел кого-то подешевле. А накладки сделаны в размер, пристроить их еще куда-то не просто. И не все церкви могут «потянуть на золото». Вот такие бывают случаи с церковными заказами. Чаще всего «с церковью» я работаю через кого-нибудь, « тяжеловатый» народ для меня – священнослужители.

М: Помимо резьбы заметил среди Ваших работ витражи. И опять традиционный вопрос: откуда это пошло? Как началось?витраж. Автор - Сергей Лагутов

С.Л.: Это тоже «не от хорошей жизни». В 2010 году что-то скудно было с заказами. Вот и решил, по совету знакомого, попробовать еще одно направление творчества. Изучил технологию, закупил материалы, сделал образцы, поездил, порекламировал. И, хоть это не настоящие, а накладные пленочные витражи, которые гораздо дешевле настоящих, а выглядят так же, и на них маловато нашлось желающих. Только два заказа сделал. Видно, не приучен наш народ к витражам. А по-моему, очень красиво можно сделать. Ну, пока, буду свой дом украшать…

А еще я попутно научился технике золочения резьбы, но это умение тоже пока мало востребовано.

М: Среди Ваших работ заметил очень необычные, а именно формы для пряников. Расскажите поподробнее с чего это пошло? Была серия заказов или это единичные работы?

С.Л.: А это как раз, мой теперешний основной заработок. Началось это около 15 лет назад с того, что один здешний предприниматель (теперь он уже в Москве живет) по примеру тульского печатного и забытых разных других пряничных производств, но по своим рецептам, решил в Покрове открыть фирму по изготовлению этого красивого и оригинального лакомства. И, хоть тесто у покровского пряника держит рисунок не так хорошо, как у тульского (у них оно плотней), по вкусу наши, по мнению многих, вкусней получаются. А, глядя на успех «Покровского», открылись «Богородский» (Ногинск) и «Дом пряника» (Москва). Так как их основатели – бывшие работники «Покровского», то за формами они опять же обращаются ко мне. Были так же заказы из Пермского края и Липецкой области. У некоторых других фирм дело не пошло – они обанкротились. Не так это просто, как кажется на первый взгляд.

М: Приступая к работе над первой такой формой долго готовились? Наверно очень трудно было представить себе полное зеркальное отображение? Расскажите, пожалуйста, о трудностях, с которыми Вы столкнулись при изготовлении первой (а может и какой-то другой) пряничной доски.

пряничная доска. Автор - Сергей Лагутов

С.Л.: В первый раз пряничную форму я увидел в музее в Загорске (теперь Сергиев Посад) Не думал тогда, что буду их делать. Поначалу пришлось экспериментировать с размерами, глубиной и рельефом форм. Зеркальное отображение не так уж и трудно вырезать для мастера, имеющего объемное мышление. Труднее подогнать форму так, чтобы был заданный вес пряника. Ведь для каждого вида делается одна, от силы две-три формы. А они все разные. И вес пряников разный. От 100 гр. до 5 кг.! Сложности бывают, когда фирмы заказывают пряник на 200 гр. со своим логотипом, который и в килограммовый трудно вписать.

Резные формы для пряников. Резчик - Сергей Лагутов

И, пусть изготовление форм не такое уж высокое искусство, все же приходится их придумывать, рисовать, да и вырезать их не всякий сможет. Заработать на свой «хлеб насущный», во всяком случае, помогают.

М: Флэшка из пальмы с деталями часового механизма. Любопытная работа. Я видел много интересных решений и украшательств этого обыденного девайса современной жизни, но такое встречаю впервые! Откуда идея? Столкнулись ли с какими-то сложностями или прошло все быстро, легко и гладко?

флешка

С.Л.: Идею, честно скажу, подсмотрел в инете, но сделал по-своему. Кропотливая, ювелирная работа. Как у часовщика… Устают глаза, подгоняя каждое колесико на свое место, и быстро такое никак не получается.

О работе

Ежик. По грибыМ: Каков Ваш распорядок дня? Работаете «от и до», по плану или по настроению?

С.Л.: Работаю каждый день допоздна без выходных. Отвлекаться на домашние дела иногда приходится: ухаживаю за садом, строю что-нибудь. Хоть и устаю, бывает, но, если любимая работа по душе, она не в тягость.

М: Не в тягость, но без дисциплины в таком деле тоже никуда... Вы предпочитаете работать по четкому строгому плану или любите «творить» в процессе?

С.Л.: Да «творить»-то сейчас маловато удается. Если только делаешь что-то в подарок.

М: Насчет подарков поговорим отдельно чуть позже, когда речь дойдет до нашего недавнего конкурса.

Как Вам кажется, какой процент чисто творческих работ? Подошли к куску дерева и начали, не зная что будет на выходе. Бывает такое? Или всегда есть в голове образ? Или может всегда четкий эскиз или чертеж перед глазами?

С.Л.: На «чисто творческое» времени не остается. Бывает, заказчик дает тему, например: ежика сделать, или символ города Покрова, а уж что ты придумаешь, как воплотишь это в дереве, зависит только от твоих талантов и мастерства. Работа над скульптурой обычно начинается с эскиза в разных ракурсах. Потом желательно это вылепить в пластилине или глине, чтобы проработать объем всей формы. И только потом дело доходит до дерева.

Откуда обычно черпаете идеи, образы?

С.Л.: Очень хорошо вдохновляет посещение музеев, выставок (иногда выбираемся с семьей), просмотр работ других мастеров по интернету.

М: Наверняка у Вас как у любого нормального человека бывают дни, когда все валится из рук, накатывает усталость или апатия. Как боретесь с таким состоянием и боретесь ли вообще? Работаете ли в такие моменты или предпочитаете отдохнуть и дождаться эмоциональной волны, эдакого куража, во время которого можно забыть все дела, про еду и про сон, и творить, творить, творить…

С.Л.: Наверное, я все-таки не такой уж страстный художник… Как-то оно у меня все поспокойней проходит. Во время апатии иду в сад, просто разглядываю свои деревья. Особенно хорошо они смотрятся цветущими, или когда плоды, достигнув своей величины, начинают набирать окраску. Можно так же в такое «смурное» время прогуляться до озера, походить по лесу, благо это все недалеко от моего дома.

Карандашница Сова Декоративное блюдо 

М: На нашем форуме поднималась тема работы под музыку. Как Вы к этому относитесь? В какой обстановке предпочитаете работать?

С.Л.: Раньше я работал только под музыку. Сейчас предпочитаю, чтобы еще и информация какая-то была. Не так давно «открыл» для себя интересное радио «Звезда». «Маяк» сейчас тоже стал намного лучше, чем несколько лет назад. Недавно я даже выиграл и съездил на творческий вечер Андрея Макаревича. Рубрика «Классики на «Маяке». Было здорово! Жаль только, что не удалось поговорить с Андреем – он спешил на следующий концерт. Кроме Макаревича и его групп, мне нравятся песни Трофима, Елены Ваенги и инструментальная классическая музыка в современной обработке.

М: Советуетесь ли с кем-то в процессе работы или при возникновении тупиковых ситуаций?

С.Л.: Когда некоторые работы мы делали вместе с сестрой Татьяной (она тоже Богородское закончила), я советовался с ней, хоть она и на 11 лет младше. Сейчас она оставила резьбу, как многие мои коллеги. Справляюсь с «ситуациями» один, а мнения о работах получаю по интернету при общении с друзьями и коллегами.

Резюме

резчик Сергей ЛагутовМ: Начинающие резчики – это люди, как правило, с горящими глазами и диким желанием научиться... У них возникает куча вопросов, и любое слово опытного мастера они впитывают как губки. Что бы Вы посоветовали новичкам с высоты своего богатого многолетнего опыта и профессионального мастерства?

С.Л.: Начинающим посоветую обучаться, прежде всего, у высококлассных мастеров – профессионалов. «Любитель» технике резьбы научить вряд ли сможет. Обучиться по литературе тоже не реально. Надо видеть: как мастер держит инструмент, как затачивает его, чем затачивает, подмечать приемы декоративной отделки и т. д. Конечно, не всегда легко найти такого учителя, но, если повезло, не надо упускать ни одной полезной минуты. Настоящих Мастеров становится все меньше, а, при нашей государственной «поддержке и заботе» о народном искусстве, о профессиональном художественном обучении, скоро совсем не будет. Я сам 5 лет обучал детей в Доме творчества на «благотворительной основе», но, после проблем с «мотором» и операции, больше не могу. Некоторые ученики, уже взрослые, приходят ко мне в мастерскую, но жизнь все меньше оставляет им времени на занятие резьбой.

И еще начинающим: делайте каждую вещь хорошо, плохо – само получится. Бывало у коллег (уже бывших): чего стараться, все равно заказчик не разбирается в резьбе… Ан, нет, рука-то помнит, что ты раз «схалтурил», два, три, а потом сделать нормально уже не сможешь. Да и для души твоей пользы не будет от «холодной» работы.

И вот еще: не спешите «возноситься» от похвалы родственников и друзей. Дождитесь оценки профессионала высокого класса.

М: Очень полезные советы! Особенно насчет похвалы друзей и родственников согласен.

Как Вы узнали о нашем конкурсе Подарок 2012? Как решились на участие, почему выбрали именно эти работы? Какие ощущения были, пока проходил сам конкурс? Какие ощущения были от новости, что Ваши работы попали в число призеров? 

С.Л.: О конкурсе узнал из новостей форума резное.ру, после того, как зарегистрировался на нем. Именно эти работы послал потому, что они были либо сделаны для подарка от меня, либо заказаны для подарка. Ну, и потому, что они из более-менее удачных моих работ. Не каждая вещь удается, хоть и «выкладываешься» почти в каждой.

Были ощущения, что работы «провалятся», когда некоторые друзья жаловались, что не смогли проголосовать (примечание администрации - голосовать на форуме могли только зарегистрированные мастера). Но потом успокоился, решив – будь, что будет. А от победы, конечно, порадовался. Всегда особенно приятно, когда твои работы признаются не только широкой общественностью, но и коллегами высокого уровня.

И, кстати, большое спасибо спонсору конкурса - интернет-магазину «Рубанков.ру»! Приз, что я выбрал – японскую ножовку и шведское стусло, я сегодня уже получил. Безусловно, они хорошо помогут мне в дальнейшей работе.

М: Если хотите, можете оставить пожелания нашему проекту, мастерам-участникам и посетителям сайта...

С.Л.: Проекту Reznoe.ru желаю только благоденствия, успешного развития и новых интересных конкурсов.

Мастерам: не жалейте выставлять фото своих работ. Не так уж и страшно, если кто-то сможет повторить вашу вещь, а сами добивайтесь такого качества, чтобы повторить ее было не так просто. Находите время помочь новичкам, если попросят совета. Пусть будет больше красоты на свете!

Посетителям сайта пожелаю не скупиться на комментарии работам мастеров. Но только объективно, если вещь нравится. Заслуженные комменты придают силы мастерам для новых шедевров.

М: Благодарю Вас за интервью, Сергей. От администрации проекта, мастеров-участников и посетителей сайта хочу пожелать Вам увеличить долю творческих работ в своем портфолио и побольше творить! Ну и конечно же достойной оплаты Ваших коммерческих заказов!

Найти Сергея Лагутова, пообщаться с ним и посмотреть великолепные работы можно: на Резное.ру, на Одноклассниках, на сайте Неизвестный гений

06.07.2011 Комментариев: 0